Pages Navigation Menu

Московская церковь Назарянина

Любовь Бога и «если бы Бог был рядом…» (от Иоанна, гл. 11)

Псалом 129:1–7

«Почему Бог не отвечает на молитвы?» «Почему я молюсь, молюсь, но ничего не происходит?» Кто из вас задавался таким вопросом, хотя бы один раз? Тогда вам знакомо ощущение, будто Бог не слышит нас, не помогает нам прийти к какому-то решению, когда нам это особенно нужно. И да, часто ситуация все же меняется в конце концов, но иногда так и остается нерешенной. Как часто мы молимся о мире, справедливости, о дружбе между народами, о мире в семье, об исцелении близкого человека, о своем исцелении, но ничего этого так и не видим. Как часто в периоды скорби, страданий, проблем, пред лицом трагедий нам вдруг становится трудно провозглашать, что Бог милостив и любящ, тогда как в хорошие дни мы провозглашаем это с энтузиазмом и убеждаем в этом других? Чем ближе к нам беда, тем более мы начинаем скорбеть, как те, кто, по словам апостола Павла, не имеет надежды, и начинаем сомневаться в Божьей любви. Почему так происходит? Потому что у многих из нас есть убеждение, что если Бог любит нас, Он обязательно должен предотвратить беду и дать нам именно то, что мы хотим. Но верно ли это убеждение?

Сегодняшняя евангельская история довольно ясно показывает то, что Бог любит нас и не играет с нами в игры и не дразнит нас, но Божьи пути – не наши пути, и Его сроки не совпадают с нашими сроками. Итак, Иисуса позвали на помощь сёстры его близкого друга Лазаря. Ситуация была критическая, Лазарь был при смерти – мы в таких случаях вызываем скорую помощь. Все ожидали, что Иисус незамедлительно придет исцелить Лазаря (ведь тот был Его близким другом!), но, вопреки ожиданиям, Иисус не выбегает на вызов с сиренами, вместо этого Он остается ещё на два дня там, где был. Мало того, Он, вроде, даже ученикам сначала не говорит о болезни Лазаря. Он даже не послал телеграмму, мол, «мы скоро придем». Он просто остался там, где был, как будто ничего не случилось, а Мария и Марфа в это время плачут в Вифании, ведь у них на глазах умирает любимый брат. Варианта здесь напрашиваются два: либо Иисус не любил Лазаря, либо наше понимание Божьей любви как ограждения нас от всяких неприятностей и страданий не верно.

Вариант первый: Иисус не любил Лазаря. Возможно ли это? Вряд ли. Потому что даже участники истории так не думают. Иисусу говорят: «Тот, кого Ты любишь, – болен», в 5-м стихе Иоанн снова говорит: «Иисус же любил Марфу, Марию и Лазаря», в 33-м стихе «Иисус восскорбел духом, увидев плачущих», а когда Он Сам пришел ко гробу, то заплакал (11:35-36), и видящие его Иудеи говорили: «смотрите, как Он любил его». Но были и те, кто подобно нам усомнились: «Если так, он мог не дать ему умереть, он же слепого исцелил» (11:37). Подобное же сомнение прозвучит из уст сестёр Лазаря, когда Иисус, наконец, придет в Вифанию: «Если бы Ты был здесь, не умер бы брат наш». Знакомая мелодия, не так ли? «Если бы он только был пристегнут в машине»; «если бы только она работала чуть усерднее и сдала экзамен»; «если бы мы выбрали другого президента».

Ох, это «если бы»! Как часто мы пытаемся перевести стрелки часов назад, изменить ход событий, веря, что тогда все пошло бы по-другому. Мы прикипаем к какому-то моменту нашей жизни, который мог бы быть, помня при этом, что его не было, и обижаясь на Бога за то, что все пошло не так, как мы хотели и ожидали. Заметьте хронологию событий: с момента сообщения Иисусу о болезни Лазаря и до Его прибытия в Вифанию прошло 4 дня. По приходу туда Иисус узнаёт, что Лазарь уже 4 дня как похоронен, т.е. он умер и был похоронен уже тогда, когда до Иисуса дошло сообщение о его болезни. Но сестры все равно цепляются за то, что могло бы быть: «Ты мог успеть». Они не говорят это вслух, но можно услышать их упрек: «Ты же мог…» Несомненно, мог, но почему тогда Иисус не поспешил? В чем тогда явлена Его любовь, если не в незамедлительной помощи? Где любовь в том, что Иисус остался там, где был? Чем Он был занят эти два дня?

Учитывая всё то, что произойдет с Его приходом в Вифанию и дальше, Иисус молился, борясь с волей Небесного Отца. Когда Иисус собрался идти в Вифанию, ученики предупреждают Его: «давно ли Иудеи хотели убить Тебя, и ты опять туда идешь?» Вифания была всего в 3-х километрах от Иерусалима, и до Иисуса действительно там могли легко добраться желающие Его убить. В конце 11-й главы мы читаем, что первосвященник Каиафа вынесет Иисусу приговор: «Пусть лучше один человек умрет за народ, чем все погибнут от руки римлян» (11:49). Когда Иисус у гроба Лазаря стал благодарить Отца, за то, что Тот услышал Его молитвы, Он, скорее всего, подразумевал молитвы тех двух странных безмолвных дней в Иорданской пустыне (10:41), когда Иисус был озабочен и возможной смертью своего друга Лазаря, и своей надвигающейся смертью. Иисус, несомненно, молился за Лазаря, но Он так же молился и о мудрости, которой Он мог бы руководствоваться в своих планах, в том числе, решая, когда идти и куда идти. Ведь воскрешение Лазаря будет последней каплей, и власти ни перед чем не остановятся, чтобы устранить Иисуса (45-53). Чудо, которое Иисус совершит для своего близкого друга, приведет Его служение и миссию к высшей точке. Вот почему Иисусу было так важно это время ожидания и молитвы: «настало ли Мое время, Отец?» И только в соединении с волей Отца Он начинает действовать, но не так как ожидали Мария и Марфа, а совершая то, о чем они даже не мечтали.

Они ожидали, что Иисус исцелит Лазаря, не даст ему умереть. Вместо этого Иисус вернет умершего Лазаря к жизни. И Иисус объяснил Своим ученикам, когда они направились в Вифанию: «Эта болезнь не к смерти, а к славе Божьей».  Но что это значит? О какой славе идет речь? Что имеет в виду Евангелие каждый раз, когда говорит, что Сын Человеческий будет прославлен? Несомненно, речь идет о распятии. Как я уже сказала, воскрешение Лазаря ожесточит власти в конец. Иисус и раньше воскрешал мертвых, но не в такой близи к Иерусалиму. Теперь власти воспринимают это как вызов и вычисляют, чем это может быть опасно. Воскрешение Лазаря – это прямой коридор для Иисуса на крест. Распятие станет для человечества звеном между болезнью и воскресением. Отец Яков Кротов так размышляет об этом стихе: «Как после этого просить Бога о здоровье себе и близким? Да очень просто: со страхом и трепетом. Каждое исцеление даётся Иисусу болью, оборачивается для Него страданием. Всемогущество Божие не в том, что Он даёт всё по Своей воле, а в том, что Он всё, прежде чем дать, пропускает через Себя». Не об этом ли Исаия говорит: «Ранами Его вы исцелились»? Но Исаия так же говорит, что «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [было] на Нем» (Ис. 53:5).

А это значит, что мы призваны молиться о том, чтобы болезнь (или наша ситуация, наша проблема, наша скорбь) была «к славе Божьей»? Но осмелимся ли мы это делать? Понимаем ли, что молиться нам надо не только о физическом улучшении, а о том, чтобы в нас проснулась жажда вечности, чувствительность к чужой беде, чтобы небесный огонь сошел и разгорелся в нас, чтобы мы не просто желали того здоровья, которое было в прошлом, молились не о возвращении бывшего, а о большем. Ведь «Бог – не просто стоматолог, офтальмолог или терапевт» (Я. Кротов). Наша вера обязательно должна быть радикальной, максималистской, готовой к тому, что Бог приготовил, даже если это не вписывается в наши понятия о том, что нам надо и как Бог должен проявить Свою любовь! Мы должны понимать, что наши молитвы должны быть исполнены веры в то, что Бог желает совершить намного больше в нас, чем просто вернуть былое, подправить здоровье близкого, сделать сегодняшний день безоблачным. Напротив, История с Лазарем показывает, что дарованная Богом надежда не отменяет скорбь и что горе утраты бывает подчас едва выносимым. И даже Иисус плакал у гроба Лазаря, и только через этот факт мы можем постичь истинный смысл слова «Бог». В действиях Иисуса нет дешевого трюкачества; Он не волшебник с некой секретной формулой, убирающий с нашего пути всякие неприятности; и Он не говорит, что не надо плакать, потому что Лазарь не умер и не показывает потом Своё мастерство, эффектно извлекая из гроба бодрого Лазаря. Напротив, перед нами Иисус – муж скорбей, знакомый с болезнью, болью и горем, разделяющий наши страдания и плачущий вместе с нами. Иисус плачет и о смерти близкого друга и о страдании других, но также и о другой скорби, которая есть в Его сердце. Он плачет и о Своей надвигающейся смерти, когда Он разделит общую судьбу человечества и будет «изъязвлен за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего [будет] на Нем» (Ис. 53:5).

Та слава Божья, о которой говорил Иисус в связи с болезнью Лазаря, была не в самом оживлении, которое есть лишь простое чудо в череде чудес, которые творит Господь каждый день, зачиная жизнь, даруя рождение и саму жизнь. К тому же для Лазаря это будет лишь временное возвращение к жизни, да еще и новая головная боль, ведь теперь его будут пытаться убить первосвященники, потому что из-за его воскресения многие люди уверовали в Иисуса (см. Ин. 12:10). Слава Божья это не просто чудо исцеления или воскрешения, а пребывание Бога среди людей, и для этого из-за грехопадения нужна не только смерть Лазаря, а смерть Сына Божьего. Вот почему есть прямая связь между 35 стихом: «Иисус прослезился», – и финалом евангелия, в котором Иисус разделит не только скорбь, но и судьбу мира. Вопрос Иисуса о Лазаре: «Где вы положили его?», – перекликается с тем, когда Мария придет ко гробу Спасителя, но не найдя Его, будет плакать: «Унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его». Иисус даст жизнь Лазарю, но тем самым сделает последний шаг к неизбежности своей смерти за грехи всего мира.

И вот Иисус все же у гроба Лазаря и велит отвалить камень, благодаря Бога за то, что Тот услышал Его. Марфа знает, что после четырех дней во гробе тело начинает разлагаться и камень отваливать не стоит. Но Иисус говорит: «Разве Я не сказал тебе, что если будешь веровать, увидишь славу Божью?» И когда камень отваливают, Иоанн не упоминает никакого запаха, и в этот момент Иисус знает – Лазарь не мертв, или больше не мертв, Бог услышал Его молитвы о Лазаре, его тело не начало разлагаться, и теперь его просто нужно вызвать выйти на свет к жизни. Он не говорит слов: «Встань, воскресни», как в других случаях. А просто: «выйди», как если бы чудо уже было совершено – Бог уже все сделал по молитвам Иисуса. Может быть, это и связано с теми двумя безмолвными днями на берегу Иордана, когда Иисус молился, а мы думали, что ничего не происходит, и Иисус забыл о своем друге? А вот Он не забыл, просто нам надо быть готовыми к тому, что действия Иисуса могут заставать нас врасплох, переворачивать все наши ожидания:

  • Он не откликнулся, когда сестры послали за Ним, а потом пошел в Иудею, когда ученики отговаривали Его;
  • Он сказал, что Лазарь «уснул», хотя тот умер;
  • А в 19-м стихе Он говорит очень странные слова: «В дневное время люди не спотыкаются, а в темноте ходить опасно».

 

Кажется, что эти слова вообще не вписываются в историю и сказаны вообще не к месту. Но на самом деле, это ключ к истинной вере среди отчаянных обстоятельств и сомнений в том, а рядом ли Бог. Иисус говорит: «Единственный способ идти не спотыкаясь – это идти за Мной, потому что Я – Свет миру».  Недавно я прочувствовала очень хорошо, что это значит. Недавно я участвовала в «Ночном Забеге», мы стартовали в 22:00 и бежали где-то час. Нам всем выдали фонарики, которые можно надеть на голову, и они довольно хорошо светят. Я решила, что не хочу походить на бегущего шахтера, думая, что это нам дали больше для эффектных фото. Но где-то на полдистанции, когда реально стемнело, я поняла насколько трудно бежать, не видя ничего под ногами, и единственный способ не подвернуть ногу на какой-нибудь неожиданной ямке был пристроиться поближе к тому, кто все же имел на голове этот фонарик.  Когда человек пытается выбирать свой путь по собственному разумению, он претыкается, ибо идет во тьме, не видит истинной картины. Но если он держится за Иисуса и смотрит на ситуацию Его глазами, с Его точки зрения, в Его свете, то, в конце концов, приходит туда, куда надо, не переломав при этом ноги. Пусть даже сначала дни, месяцы и годы придется провести в недоумении, гадая отчего же «ничего не происходит»?

Если ваш разум полон всяких «если», бегите навстречу Иисусу, как Марфа, спросите Его, почему Он допустил такие события. Но будьте готовы к Его неожиданным ответам и помните, что это всегда будет ответ, через который Божье будущее прорвется в ваше настоящее, в ваше смятение, скорбь и принесет благую весть, надежду, новые возможности. Как Мария, в слезах поведите Иисуса туда, где покоятся наши глубинные горести и скорби, и будьте готовы, что Он так же ответит вам и поведет вас через скорбь и страдание в те места, где Он сам ныне обитает в свете и любви во славе воскресения. Вот почему Он сказал: «Я есмь воскресение и жизнь». И потому Божья сила заключается не столько в том, чтобы предотвращать смерть и страдание, а открывается в том, что верующим в Иисуса Бог дарует жизнь даже пред лицом смерти.

И еще среди этой истории Фома, чьи слова кажутся неуклюжими: «Пойдем и мы умрем с Иисусом», – на самом деле, попадает в самую точку. Может, Фома чего-то и не понимает, может, сказал глупость, может, упрям, но самое главное то, что он твердо решил идти туда, куда велит Иисус, не особо рассуждая. Так и мы в жизни многого не понимаем, не сбываются многие наши планы и мечты, но если мы идем вместе с Иисусом, хотя бы и в пасть смерти, мы идем при свете дня, а когда мы в своей гордыне «пробиваем» собственные планы и честолюбивые устремления, то спотыкаемся. Ученики волнуются, сомневаются, почему Иисус идет в Иудею прямо на верную смерть, а сомнение, маловерие и есть «спотыкание». Иисус же напоминает, что Он – Свет миру, и подбадривает: Я с вами, а со мной и ночью светло.

«Не важно где вы будете, важно каждый момент быть во свете» (Я. Кротов), даже в скорби и в смерти.

Будем же учиться молиться, чтобы и болезнь, и потери, и страдания в нашей жизни были во славу Божию.

ОГРН 1027739519884 ИНН 7726084980 КПП 772701001
г. Москва, 117452, ул. Азовская, д. 39, к. 1
тел. +7(495)318-00-33 moscownazarene@mail.ru http://moscow.nazarene.ru/
Местная религиозная организация евангельских христиан «Церковь Назарянина»