Pages Navigation Menu

Московская церковь Назарянина

Пасха 2014. Не горели ли сердца наши?

Те, кто были здесь с нами на протяжении страстной недели, знают что каждый вечер мы сопровождали Иисуса в его пути ко кресту. Для того, чтобы сделать это путешествие более захватывающим, мы инсценировали некоторые важные моменты последних дней жизни Иисуса: очищение храма, его помазание драгоценным маслом Марией, предательство Иуды, последнюю вечерю, борение и арест Иисуса в Гефсиманском саду. Это путешествие полно эмоциями. Последняя неделя земной жизни Иисуса начинается рукоплесканиями, ветвями и осаннами при входе в Иерусалим. Создается впечатление, что Иерусалим примет своего кроткого царя и на конец-то исполнит свое предназначение – станет городом мира (יְרוּשָׁלַיִם – «город мира»). Но с момента прихода в Иерусалим начинается острый контраст между Иисусом и всеми структурами Израильской религии.

Это контраст состоит из нескольких противостояний. Есть противостояние между Иисусом и храмом. Иисус называет храм «вертепом разбойников» и предсказывает его разрушение. Есть противостояние между Иисусом и религиозными лидерами. Во время пребывания в Иерусалиме происходят множество перепалок. Фарисеи стараются доказать, что Иисус никто, и не стоит его слушать. А Иисус рассказывает массу притч о них и достаточно открыто называет их лицемерами, змеями и отродьем ехидниным. Не сюрприз, что религиозные лидеры принимают решение убить его.

И чем больше мы читаем рассказ, тем темнее всё становится (и это причина, почему у нас были свечи, и мы их тушили одну за одной. Мы читаем о предательстве одним из самых близких людей. Мы читаем, что Петр трижды отрекся, хотя он сказал: «Я готов за тебя умереть». Мы читаем, что другие ученики сбежали во время ареста (якобы «последователи», а вдруг оказалось, за Ним никто не следует). Мы читаем об издевательствах во время суда в Синедрионе, о жестоком избиении, о безжалостном распятии, и о мучительной смерти.
Страстную неделю можно подытожить тремя восклицаниями: «ОСАННА!» (Спаси нас!), «Распни Его!» и «Отче! в руки Твои предаю дух Мой». Неуклонное падение.

А ученики? Где ученики во всём этом?

Они вошли в Иерусалим как будущие министры будущего царя. Думали, что, наверно, пришел и на их улицу праздник. Может быть, не все знают, но во времена Иисуса все мечтали стать раввинами. А чтобы стать раввином, человек сначала должен был стать учеником раввина. Поэтому, мальчики в Израиле начинали изучать Писание в 5-6 лет. В 10 лет, они должны были знать Тору наизусть. А в 14 лет они должны были знать весь Ветхий Завет. Раввины выбирали только лучших и самых перспективных. А остальные просто продолжали семейное дело: кто рыбачил, кто налоги собирал. Это значит, что все ученики Иисуса не прошли тест. Никто не думал, что из них могут получиться ученики.

Вы можете себе представить их удивление в тот день, когда Иисус их позвал? А вы можете представить их изумление, когда он начал исцелять людей и изгонять бесов? Они не просто стали учениками раввина. Они стали учениками самого крутого раввина! А вы можете себе представить их гордость, когда собирались огромные толпы вокруг Иисуса, и они хотели поставить его Царем? А теперь можете себе представить эйфорию учеников, когда Иисус вошел в Иерусалим, и Его встречали осаннами? Они на самом деле думали: «Это всё! Наконец-то мы будем с Ним царствовать!» Именно поэтому во время последней вечери они спорили друг с другом о том, кто из них больше. Кто из них будет премьер-министром? Они, может быть, думали о том дне, когда какой-то раввин сказал им: «Нет. Ты не подходишь. Иди домой. Будь рыбаком. А что? Хорошая профессия!» Они, наверное, теперь хотели, чтобы все видели, кем они стали! Они ученики самого Иисуса, и совсем скоро станут приближёнными Царя!

И теперь можете себе представить глубочайшее чувство растерянности, когда Иисуса схватили, приговорили к смерти и распяли? Потеряв его, они потеряли всё. Для них Иисус был больше чем любимый учитель, больше чем близкий человек. Он был их вторым жизненным шансом. Он был их надеждой на будущее. Он был доказательством, что эти мужики способны на большее, чем думали другие люди. Иисус был их «всё». А теперь Его нет. Его безжизненное тело лежит в гробу, в темноте, завалено большим камнем. Зачем они в Него верили? Зачем они так надеялись? Зачем?!

Но мы сегодня продолжаем наше путешествие с Иисусом. Только не мы Его сопровождаем, а Он нас. Он присоединяется к нам на пути, чтобы открыть наши глаза и разогревать наше сердце.

Лука нам рассказывает историю двух разочарованных учеников, идущих в Эммаус. Одного из них звали Клеопа, другого даже не знаем, как звали. И может быть, хорошо, что мы не знаем его имя. Таким образом, мы можем его звать Сергеем, Наташей, Настей, Кареном, Дашей, или Давиде. Мы можем его назвать своим именем. И тем самым, мы можем войти в эту историю и участвовать в ней.

Вот идут два ученика, Клеопа и… Давиде, в деревню Эммаус, расположенную приблизительно в 12 километрах от Иерусалима. Почему туда? Не знаю. Там особо делать нечего. Но очевидно, мы с Клеопой ищем какое-то утешение и идем подальше от разочарования. Мы ОЧЕНЬ разочарованы. И с одной стороны, вообще не хотим говорить об этом всём. А с другой стороны, не можем не говорить об этом, потому что мы ТАК надеялись. Мы так надеялись на то, что Иисус будет Царём. Мы оставили всё: работу, семьи, дома свои. Просто оставили всё и пошли за Ним. А вот он умер. И с ним умерла и наша надежда. Мы просто от жизни больше ничего не хотим. И верить не будем. Сердце наше разбито и холодно. Всё. Надоело. Подальше от веры и от разочарования.

А вот пока мы с Клеопой идем с нашими тяжелыми сердцами, к нам присоединяется человек. Это Иисус. Он воскрес из мертвых. Но мы об этом ещё не знаем. Плюс, мы настолько задавленные своей болью, что вообще его не узнали. И вот он присоединяется, и спрашивает: «А что с вами? Что такие лица мрачные, как будто кто-то умер?» У меня желания говорить нет никакого. Поэтому Клеопа ответил: «Ты что, ничего не знаешь?» И тот говорит: «Нет. А что?» И Клеопа говорит: «А то, что Иисус умер. Его распяли. А мы-то были уверены, что именно он Царь. Мы так надеялись! А теперь надеяться не на кого. Если честно, женщины нам сказали что вроде бы он жив, но мне кажется это полная чушь».

А у того в ответ такая реакция: «Какие вы бестолковые! Вообще вы ничего не поняли. Ведь написано, что Мессия должен страдать, чтобы освободить народ». И вот, по дороге он стал объяснять всё подробно. И мы с ним спорим, и жалуемся, и плачем о том, что нам так горько. А он продолжает идти с нами и объяснять. И постепенно мы понимаем, что вообще-то он прав. Так и есть. И горе постепенно уходит, и сердца согреваются. По чуть-чуть. Теплее и теплее. Пока они просто не начинают гореть так же, как они горели, когда мы были с Иисусом и слышали его учение. Наше разбитое холодное сердце заново горит. И это чудо.

И когда мы вошли в дом чтобы отдохнуть, и Иисус взял хлеб, наши глаза открылись, и мы поняли, что он жив. И мы поняли, что он встретился с нами. Что он убрал наше горе и разочарование и дал нам горящие сердца. Ибо только Иисус может зажечь сердце человека.

Я не знаю, можете ли вы видеть себя в этой истории. Но она, в принципе, моя история. Как вы знаете, я родился в верующей семьи. У меня есть замечательные родители. Меня все любили. Я всегда получал много внимания и любви. Меня с рождения возили в церковь. Я ходил в воскресную школу. Я пел. Я участвовал в сценках. Вообще у меня было всё идеально. Единственная проблема моя в том, что меня всегда учили, что я должен быть отличаться от других, не ругаться и вести себя прилично.

Мои проблемы начались, когда мне было примерно лет 11, и я как раз не хотел отличаться от других. Поэтому я старался говорить, как другие, вести себя, как ведут себя они. Ну, не прямо полностью, но достаточно, чтобы они меня приняли. У меня было много друзей, и они меня уважали, особенно потому, что я был отличником, я помогал всем делать домашние задания.

А одновременно, в моей, скажем так, религиозной жизни, что-то произошло. В церкви начались якобы молодежные собрания. Мне было где-то 12 лет. У меня есть брат, который старше меня на лет 6. Есть и старшая сестра, с которой разница 3 года. И они стали ходить на эти собрания, а мне сказали, что нельзя. Я слишком маленький. А мне ОЧЕНЬ хотелось, потому что в это время появились первые компьютерные игры, и они как раз там играли.
Но я смирился — раз я маленький, значит я маленький. А потом я узнал, что туда ходила одна девочка моего возраста. Она даже младше меня на 3-4 месяца. И меня это просто убило.

Я прекрасно помню тот вечер, когда я это узнал. И помню эту боль, это разочарование. В тот вечер что-то внутри меня просто умерло. Это же люди из церкви. Они знают меня с рождения. И они там меня не хотят. Я тогда потерял всю веру и все уважение к церкви. И тогда я решил, что раз я им не нужен, то и они мне не нужны. Навсегда не нужны.

И после некоторого времени я перестал ходить в церковь. Я просто общался со своими друзьями. Мы ничего не делали дурного. В принципе, ребята были не плохие, но неверующие. Вернее, один из них тоже был из верующей семьи, но у нас обоих был просто поганый язык. Что выходило из моих уст, вы не можете себе представить. Мне до сих пор стыдно. Но это, конечно, с друзьями, а не дома. Дома я был совсем другим человеком. Я не хотел разочаровать своих родителей.

И вот в моей жизни образовалось некое раздвоение личности. Я был одним человеком в школе, и совсем другим человеком дома. И это раздвоение личности постепенно стало меня убивать изнутри. Потому что я не хотел быть тем, кем я был с друзьями. Но я был вынужден это делать. Потому что меня там любят. Меня уважают. У меня был определенный имидж, и просто так я не мог его сбросить. И чувствовал себя, как в ловушке. Я не хочу быть таким, но обязан. Я знаю, что я лицемер, но не знаю, как иначе. Я знал, если мои родители узнали бы, каким я был, то это разбило бы их сердца. А остановиться просто не возможно. Я хотел. Я себе обещал: «Завтра будет по-другому. Завтра начну с чистого листа». Ну, может быть, один день мне удавался. Но я был в ловушке.

И это еще не все. Поскольку моя семья верующая, у меня в церкви были родственники, в особенности двое двоюродных братьев, с которыми я близко общался. Их мама – моя тетя – меня очень любит, и очень хотела, чтобы я вернулся в церковь. И однажды я был у них дома, и они собирались играть в футбол с другими ребятами из церкви. И меня пригласили пойти смотреть. Ну, я согласился. В тот день шёл дождик. И тогда они играли на поле с искусственной травой. А когда мокро, искусственная трава очень скользкая. И пока они разогревались перед игрой, я там тоже чуть поиграл. И не помню, как это было, но я упал, и сразу почувствовал, что рука сильно болит. Они, конечно, посмотрели, обрызгали меня каким-то аэрозолем, прямо как реального футболиста. И всё. Они продолжили играть. А мне больно. Я обычно без проблем терплю боль, у меня высокий болевой порог. Но я вам говорю, мне было больно.

В общем, меня привезли домой, и только когда мой отец вернулся из работы, где-то к 10 вечера, он меня повёз в больницу, и там обнаружили, что у меня множественный перелом. И получается, еще раз люди из церкви обо мне не позаботились. Никто не думал о том, что надо ехать в больницу. Им было важнее играть. Я и так был в них разочарован. А теперь хуже некуда.

Моя обида усугублялась. И она стала еще более ядовитой. Ведь не просто я был разочарован в церкви. Я был разочарован и в Боге. Потому что он ничего не делает. И эти люди, которые якобы так Его любят, меня-то не особо любят. И вообще они просто лицемеры. Они мне не нужны. И Бог мне не нужен. В общем-мо, я даже не уверен, что он есть. И верить я больше не буду. Верить – значит разочароваться. Я хочу подальше от разочарования.

Вот вам моя жизнь 20 с лишним лет назад. Разочарование, обида, и боль. Я ненавидел Бога, церковь, себя и свою жизнь. Я был полностью изуродован внутри. А снаружи, конечно, всё было замечательно.

Ну, история длинная. Могу часами рассказывать. Очевидно, если я здесь, значит, что-то изменилось. Летом 91-го года я поехал в христианский лагерь. Я туда поехал не потому, что я хотел следовать за Богом. Но сам Бог присоединился ко мне, чтобы открыть мои глаза и разогревать мое сердце.

В лагере я был обязан присутствовать на богослужениях. Люди там пели. Какие-то песни я еще помнил, какие-то песни новые. Проповедник что-то говорил о Святом Духе. И я не помню как и не помню почему, но я просто закрыл глаза и стал молиться: «Господь, если ты есть на самом деле, покажи мне». И Он мне показал. Откуда я знаю, что это именно Бог? Мое сердце горело! И я чувствовал себя живым по-настоящему. Мое сердце горело так, как никогда раньше. Я чувствовал божественное присутствие во мне. Я никогда этого не забуду, потому что это стало основанием моей дальнейшей жизни.

Пасха напоминает нам, что Божий свет сильнее темноты нашей жизни. Иисус воскрес из мертвых для живущих во тьме людей таких, как я и ты. Для тех, кто потерял надежду; для тех, кто разочарован; для тех, в кого никто не верит; для тех, кто перестал мечтать; для тех, кто постоянно мечтает, но не умеет превратить мечты в реальность. Иисус воскрес из мертвых для нас с тобой.

Когда камень закрывающий вход гроба, был отвален, свет вошел туда, где раньше царили тьма и смерть. Бог желает, чтобы то же самое произошло в твоей жизни. Он желает явить свой свет там, где, кажется, царит тьма; там, где, кажется, царит смерть.

Пасха — это радость горящих сердец. Горит ли твое сердце сегодня? Горит ли оно присутствием, любовью, прошением, и благодатью Иисуса Христа?

Если ты сегодня разочарован и решил, что не стоит верить, потому что верить значит разочароваться, я молюсь, чтобы Господь разогрел твое сердце. Он хочет всё исправить. Он хочет осушить твои слезы. Если твое сердце разбито и холодно, Он хочет всё исправить. Он хочет, чтобы и твоё сердце горело. Ведь только Иисус может зажечь сердце человека.

Я очень долго жил в рабстве обиды, разочаровании, ненависти и боли. Очень долго я жил в темноте страстной пятницы. Это меня чуть не убило. Но, братья и сестры, сегодня — воскресенье.

По дороге в Эммаус я долго бродил,
оставляя Голгофу с крестом позади;
там надежды погибли мои навсегда,
и упала на камни о Жизни мечта.

На дороге в Эммаус лишь камни лежат
и ничто не прельщает безрадостный взгляд:
серый день, непроглядна колючая ночь,
никуда не свернуть, никому не помочь.

По дороге в Эммаус не знают любви,
об одном говорят: «Упадёшь – не зови,
потому что не нужен ты в этих краях,
поскорей превращайся в потерянный прах».

Но нежданно подходит ко мне Человек,
возвещает, что прерван уныния бег,
сквозь голгофские страсти и тяжесть могил
Он прошёл, чтоб я, веря, с надеждой любил.

ОГРН 1027739519884 ИНН 7726084980 КПП 772701001
г. Москва, 117452, ул. Азовская, д. 39, к. 1
тел. +7(495)318-00-33 moscownazarene@mail.ru http://moscow.nazarene.ru/
Местная религиозная организация евангельских христиан «Церковь Назарянина»